Main / TransAlpina 1-2012...
 

TransAlpina 1-2012

Скачать книгу
РОК-Н-РОЛЛ ЖИВ! А МЫ?..

И МЫ УЖЕ — ДА.

ЭСТЕТ И ГРАЖДАНИН АРТЕМИЙ ТРОИЦКИЙ КОММЕНТИРУЕТ НЕДАВНИЕ АКТУАЛЬНЫЕ СОБЫТИЯ

События минувшего года в очередной раз доказали, что поэт в России больше, чем поэт. Хит 2011 года, литературно-политико-артистический проект «Гражданин поэт» Дмитрия Быкова и Михаила Ефремова, если и не всколыхнул наше сонное болото, то послужил пробуждению эволюционно настроенных народных масс с последующим их выходом на «Болотную площадь» 10 декабря в не меньше мере, чем десятилетия возни нашей нафталиновой оппозиции. Судя по тому, насколько вяло люди на Болотной реагировали на политиков, и как приветствовали «художников» - Акунина, Парфенова, Лазареву, Быкова, - человек из «политического животного» превращается в гражданина тогда, когда в нем просыпается поэт. Или, в крайнем случае, эстет. Болотная площадь была явлением, прежде всего, эстетическим. Так много красивых людей в одном месте можно увидеть лишь тогда, когда ими движет что-то очень красивое. Например, чувство собственного достоинства.

– Что ты скажешь по поводу «пробуждения» так называемого «гражданского общества», в свете последних событий на Болотной площади и около нее? Оно пробуждается?

– То, что гражданское общество стало выказывать признаки жизни, для меня очевидно. Первым сигналом этого пробуждения для меня стал митинг на Пушкинской площади в защиту Химкинского леса в августе 2010 года, для которого я придумал лозунг: «Все мы живем в Химкинском лесу». Этот митинг собрал невиденное до тех пор количество народа, и это притом, что милиция всячески препятствовала его проведению, например, запретили использовать звукоусиливающую аппаратуру и нормальную сцену, и выступающим пришлось говорить в слабые хрипящие мегафоны. Многие пришли на Юрия Шевчука, который был звездой этого митинга. Но меня поразило не только количество собравшейся публики, – а пришло, по меньшей мере более пяти тысяч человек, но качество ее. То есть, то, какие там собрались люди. Это было множество прекрасных, миролюбивых, полных чувства собственного достоинства, умных, симпатичных людей. Примерно поровну было молодежи, людей среднего возраста и пожилых. И это нельзя назвать толпой. Это был народ. И тогда еще, я помню, сказал с той трибуны примерно следующее: «Нулевые годы, – десятилетие, бездарностью напоминающее семидесятые, закончились. Сегодня начались десятые. Будем надеяться, что десятые будут похожи на восьмидесятые…». Были и другие, большие и маленькие признаки пробуждения гражданского общества. К большим признакам я бы отнес появление маленьких, низовых, уровня, как говорят англичане, «уровня корней травы», неполитических организаций – те же защитники Химкинского леса во главе с Женей Чириковой, или «Синие ведерки» и Федерация автомобилистов России, «Город без наркотиков» Евгения Ройзмана, блоггерское движение, приобретающее огромные масштабы. Так же можно говорить и о событиях, которые мне близки профессионально – это музыкальная сцена образца 2011 года просто разительно отличается от музыкальной сцены образца 2008 года.

– Например?

– Сцена стала более ангажированной и более независимой от государственных масс-медиа. Спасибо интернету за независимость, а Путину, Суркову и Медведеву спасибо за ангажированность. Их роль здесь такая же, как в том анекдоте: Николаю II посмертно присвоили Орден Октябрьской Революции за создание в стране революционной ситуации... В общем, появилось множество молодых артистов, которые, с одной стороны, реально талантливы, с другой, не занимаются каким-то дешевыми агитками, но вполне ангажированы в социально-политическом отношении. Это не только рокеры, это и рэпперы тоже, самый известный и популярный из которых Noize MC…

– …который начал выступление на Болотной с заявления, что пришел туда не как музыкант, но как гражданин.

– Так же восстали из спячки многие рок-трибуны 1980-х годов – Василий Шумов, группа «Центр», Миша Борзыкин, группа «Телевизор», тот же Юра Шевчук…

– …музыкант, – как нам уже известно это… спасибопутинузаэто.

– И все это начинает создавать в стране довольно динамичные ситуации. Так что ситуация чревата. Что именно из этого чрева явится пока не вполне понятно, поскольку имеются некоторые вещи, которые правильному развитию ситуации скорее мешают. В первую очередь это даже не проблема с властью. По-моему все уже давно поняли, что ничего хорошего от этой власти ждать нечего. Эта власть сама находится в очевидной панике. С другой стороны, что, кстати, очень хорошо, эта власть пребывает не в том состоянии, чтобы перейти к жесткому авторитарному режиму, чтобы как следует завинтить гайки, и так далее. Для этого у нее просто нет сил. Да и объективных экономических и политических условий тоже.

– Как пел Сережа Шнуров, гайки не завинтишь, поскольку спиздили болты…

– Конечно, отдельные стычки могут иметь место, но и они мало вероятны. Главный враг этого нового движения – это мы сами. И главная проблема в том, что у нас нет никакой реально авторитетной и работающей политической оппозиции. О нашей существующей оппозиции, – как системной парламентской, так и внесистемной, от Лимонова до Рыжкова – о них я не высокого мнения. Есть среди них персонажи симпатичные, но, в общем, они не те, кто смогли бы увлечь за собой достаточно большое количество нормальных людей. Ну а если ты спросишь, что да как надо делать, то я это себе не вполне представляю. Надеюсь лишь на то, что спонтанно все это кок-то само собой организуется. На эту самоорганизацию, кстати, сейчас работают и сами власти, совершая ошибку за ошибкой.

– Как это было очевидно на Болотной площади, люди туда пришли не за какой-то партией. Они все довольно индифферентно реагировали на выступления политиков. В самом деле, кому из нас не надоели все эти ветхие политики? Люди реагировали на людей совершенно внесистемных…

– Да-да, на Акунина, Парфенова…

– На тебя, опять таки...

– Но проблема в том, что ни Акунин, ни Парфенов, ни ваш покорный ни в какие комитеты, фракции, правительства не пойдут. Это нам просто противопоказано. То есть проблема – в элементарном администрировании нашей протестной энергии… Это должны делать какие-то другие люди.

– А их не видно.

– Я пока что вижу единственного человека, который мог бы сыграть роль эдакого паровозика для всего этого длинного беспорядочного состава. Это – Навальный.

– Которого, к тому же посадили на пятнадцать суток…

– Что ему очков, безусловно, прибавило. Но! – и я об этом даже написал в твиттере, с огромной грустью, – о том, как многие наши симпатичные интеллигенты реагируют на фигуру Навального. Одни пишут о том, что это новый Сталин, другие уверены в том, что он – американский агент, или что-то еще такое. То есть люди в принципе уже отвыкли от каких-то лидеров-харизматиков. А без них не получается. Я считаю, что Россия, – это, в принципе, такая страна, которая в силу своей «национальной генетики», сильно зависит от фактора вождя.

– Культурно-исторический опыт народа программирует ментальность, безусловно.

– Вот поэтому огромный плюс Навального в том, что он несомненный харизматик. И несомненный популист. Без популизма у нас ты не справишься…

– Не только у нас. Популизм в политике – глобальный тренд. Взять ту же Америку. При всех их разговорах о равенстве совершенного не совершенному, худого толстому и больного здоровому, все президенты США как один напоминают куклу Кена, друга Барби – они красивы, подтянуты, ухожены до отвращения. То есть современный политик, чтобы быть – обязан быть шоуменом.

– Да. Таким образом, я все-таки верю в звезду Навального и связываю с ним такие, конкретные вполне надежды.

– Возникла, буквально, на днях идея, что «Яблоко» могло бы выдвинуть Навального в президенты, на что последовала довольно жесткая реакция. Навальный должен публично раскаяться в своих националистических убеждениях…

– Кстати, на этих выборах я впервые за всю свою историю не голосовал за «Яблоко».

– А как ты голосовал?

– По принципу меньшего из зол. Первоначально я имел намерение голосовать по принципу поросенка Нах-Нах. То есть, испортить бюллетень, написав там что-нибудь смешное. Но, когда я уже приехал на здешний деревенский избирательный участок и посмотрел на все эти здешние ужасы этого Шарапова, довольно депрессивного места, где мы голосовали, проживая на даче, и мне как-то не захотелось добавлять сюда ерничества и свинства, и я, в результате, проголосовал за партию «Справедливая Россия». Как выяснилось впоследствии, как и многие мои приятели, тоже в прошлом закоренелые «яблочники».

– Путин после Болотной несколько дне хранил молчание, и разродился комментариями только вчера, в сезонном сеансе общения с народом. Что ты думаешь по поводу всех этих комментариев, с метафорическими бандерлогами и гондонами? Путин что ли совсем дебил? Или он не в курсе, чем живет страна? Или же он намерено старается подыгрывать и злить людей?

– Что я могу сказать? Конечно, Путин – не дебил. Он просто человек, скажем так, не выдающийся. Это не большого ума человек, абсолютно посредственный серый чиновник с комплексами секретного агента. Поэтому ожидать от него чего-то яркого не приходится. Стиль его реагирования говорит о том, что его голова до сих пор заведена обычным чекистским подзаводом со всеми «вашингтонскими обкомами», «руками Лондона», и так далее. С другой стороны, он выглядел откровенно жалко когда отвечал на эти вопросы. То есть как-то он пытался туповато шутить, как-то ерзал, что, в целом, говорит о том, что человек находится в состоянии паники и не знает, что ему делать. Его можно понять. До сих пор его карьера складывалась так позитивно, как будто ее ему наколдовал какой-то шаман. А сейчас все это «вуду» вокруг него начинает понемногу рассеиваться, и для него это незнакомая ситуация, в которой он себя не сможет проявить даже так, как в худшие времена себя проявлял тот же Ельцин, который мог собраться, сконцентрироваться, «дать мужика»… Здесь же – нет. Здесь – кишка тонка.

– Но, не понятно, что будет дальше. Впечатление такое, что сейчас все поговорят, поговорят «о том, как прекрасен наш круг», и разойдутся по своим углам дальше…

– Я так не думаю. А думаю я, что движуха будет продолжена, и кульминацией станут президентские выборы, на которых путем всяких приписок и других фальсификаций Путина президентом, естественно, сделают, но это будет Пиррова победа. И вот после этого начнется нечто совсем веселое. Дай бог, не кровавое.

– Участи Каддафи Путину, на самом деле, мало кто желает, но вот суд бы ему не помешал бы.

– Каддафи и Путин – совершенно разного масштаба люди. Путин во всех отношениях мелок. И, конечно, судить Владимира Владимировича нужно, поскольку, на мой взгляд, есть за что.

– Думаю, что чем больше он цепляется за власть, тем меньше оставляет себе шансов не поменяться местами с Ходорковским.

– А ведь он мог бы, и до сих пор пока еще может уйти с миром, и со всеми своими награбленными десятками миллиардов. Но, действительно, чем дальше, тем призрачнее это шанс его становится.

10 декабря, когда в Москве на Болотной площади побывало от 25 до150 тысяч (согласно данным из разных источников), Артемий выступал на аналогичном митинге в Санкт-Петербурге, собравшем около 10 тысяч человек. Там он обратился не столько к собравшимся, сколько к «несобравшимся», примерно со следующей речью (полная запись обращения есть на www.youtube.com): «Я обращаюсь не к вам, – раз вы здесь, с вами все понятно. Я хотел бы обратиться к тем, кого здесь нет. Но не к записным, сертифицированным лизоблюдам, – с ними тоже все понятно. Они состоят в нужных партиях, они делают правильный бизнес, и к ним я тоже не обращаюсь, потому что это фуфло. Я хотел бы обратиться к деятелям культуры и искусства Санкт-Петербурга, к другим людям… Я хотел бы обратиться к своему старому другу Борису Гребенщикову, я хотел бы обратиться к своему другу Сергею Шнурову, я хотел бы обратиться к Эдуарду Хилю, к Эдите Пьехе, к Алексею Герману, Борису Пиотровскому, – к талантливым, культурным, великим Петербуржцам. Ребята! Вы думаете, что может быть вы находитесь «над схваткой», и поэтому вас не слышно нигде, кроме концертных залов или кинофестивалей. Вы думаете, что если вы не с этим, то значит вы – вне всего. Это – иллюзия. Вы не можете находиться над схваткой, находясь в схватке. И, к сожалению, не на той стороне. Потому что, если вы молчите, вы зарабатываете очки у Путина и у Суркова, но при этом теряете эти очки у народа и у господа бога. Поэтому мой призыв к вам, если он будет услышан, пожалуйста, в этот очень важный момент истории, просто, будьте честны перед собой и своим народом…»

– И как, услышали они твое обращение?

– Никто из них мне не звонил…

– Я, кстати, не согласен с точкой зрения, согласно которой художник – эдакий эльф, как ты выразился, «над схваткой». Дело в том, что сама схватка – вещь глубоко художественная. Как революция 1917 года привела в экстаз художников авангарда, так и любой массовый митинг создает атмосферу народного праздника, карнавала. Дело не в том, что на митинг можно завлечь старых рок-поп звезд, дело в том, что если они не придут, стихия массовых протестов сама создаст новых. Я видел на Болотной в толпе людей, игравших на гитарах что-то из русского рока 1980-х, типа «Красное на Черном»… Отсюда и желание власти приручить рок-музыкантов. Медведев поэтому устраивал эти встречи с ними где-то в кафе у Макаревича?

– Ой, ну то вообще безобидная история. С одной стороны, Медведев заявлял о себе как о поклоннике рока, и дескать, пообщаться с музыкантами ему по человечески приятно. С другой стороны нашим прирученным рокерам лестно пообщаться с президентом, а заодно, возможно, замолвить словечко в плане решения каких-то своих проблем. В целом же власть, конечно, стремиться заручиться лояльностью всех этих ребят в канун возможных драматических для нее событий. На нашу власть произвели сильное впечатление события в Киеве, все эти «оранжевые революции» и майданы, на которых музыканты играли существенную роль. Именно после Майдана, Сурков впервые собрал всех наших рокеров на некий инструктаж. Видимо, рок и «под ковром» продолжает оставаться искусством актуальным.

Беседовал Константин БАННИКОВ