Main / Вершины Франции...
 

Summits of France

Скачать книгу

Автор: Константин Банников.

С любовью к миру

Франция в русском сознании — это направление не столько ландшафтно-географическое, сколько культурно-историческое. Поэтому и горнолыжные курорты Рона-Альп, даже для самых отъявленных фрирайдеров — это все-таки сначала Франция и лишь затем сноуборд или горные лыжи.

Так и слово «Россия» в горной Франции по-прежнему ассоциируется с великой русской культурой, русскими неделями Дягилева, художниками, философами, поэтами Серебряного века, проторившими среди альпийских троп свою русскую тропинку. Французы ее берегут и с радостью приглашают нас еще раз пройти по ней.

Храмы, крепости, амфитеатры, монастыри, часовни, замки, виноградники, пастбища, сыроварни, мастерские, мосты, тоннели… Не так уж много на Земле мест, где столь мощная и древняя культура так органично сплеталась бы с вечно свежей природой в едином аккорде, созвучном душе каждого прошедшего здесь странника. И города Рона-Альп — Лион, Гренобль, Шамбери, Эвиан, Анси, великолепные, таинственные, загадочные, и такие гармоничные, такие близкие… Близкие как в прямом смысле, так и в переносном. От всех курортов до них рукой подать, и мы узнаем в них ту среду обитания, где просто хочется жить. Или приезжать снова и снова, и зимой, и, обязательно, летом, чтобы открыть для себя еще одну разновидность счастья — отдых на озерах Рона-Альп: Бурже, Анси, Леман. Шпиль собора, прорвавший тучи… Лучик солнца, ожививший витраж галереи… Водопад, ниспадающий, словно ризы священнослужителя… Закат над ледниками, разразившийся словно хорал… И ты сам, вдруг нашедший себя в центре этого мира, в трезвой памяти и ясном рассудке, словно очнувшись после дурмана вечных пробок и офисных стрессов, с пониманием того, что именно вот это все — и пики хребтов над Шамони, пламенеющие, точно окаменевший огонь, и простор Трех долин, доступный более взгляду ястреба, чем человеческому воображению, и древние фрески в храмиках Серр Шевалье, наивные и настоящие, словно шепот молитвы, и обычный дорожный серпантин, струящийся из-под колес на фоне вечных снегов, — именно это и есть твой мир изначальный.

Что есть, в сущности, жизнь, как не совокупность подуманных мыслей и пережитых эмоций? Чем длиннее мысли, тем длиннее и жизнь. Чем глубже эмоции, тем и жизнь объемнее. Выходит, что горнолыжное путешествие по Рона-Альпам с его адреналином, эстетикой, философией — это и есть жизнь в превосходных степенях. Не поэтому ли туристическая публика в горах Франции отличается от туристов в других частях света. Это мир людей, общающихся друг с другом свободно и доброжелательно, уважительно и непринужденно. Видимо, в ажурной линии альпийского горизонта есть нечто от социального знаменателя. Кем бы вы в своей жизни ни были, какими статусами ни обладали бы, какими регалиями бы ни гремели, в горах вы за неделю-другую из клерка, менеджера, рабочего, юриста, продавца, предпринимателя, ученого, политика, водителя превращаетесь в… горца. Ибо в условиях земного тяготения все социальные статусы вторичны. В горах вы в первую очередь — тело, наделенное массой, скоростью, инерцией и… обостренным чувством прекрасного.

Под ногами лыжный склон — целина, трасса, могул. А вокруг, на все стороны света — Франция, во всем своем романтическом великолепии. И вот уже вы сами себе напоминаете персонажа из тех книжек Дюма, с которыми в обнимку засыпали в своей детской кровати… На все стороны света — Франция, и вы — на вершинах ее, сам себе шевалье. И снег вам — что кружева, да и лыжный кант, он в некоторой степени — клинок.